Соц сети

31.01.2012

Публикуем авторский текст "Возражения" инока Алимпия о. Евгению Чунину

+ + +

Возражение о. Евгению Чунину

Инок Алимпий (Вербицкий)

После ознакомления с «Нашим ответом иноку Алимпию», вы-ставленном на сайте Ржевской общины, у меня возникло недо-умение: каким образом о. Евгению удалось создать такой странный словесный поток? Вознамерившись опровергнуть Открытое письмо, он по сути дела не ответил ни на один из те-зисов письма, а вместо этого разразился весьма безответствен-ными высказываниями. Причем, он обвинил нас в черном пиа-ре, непатриотизме, экстремизме, и разве что только не в терро-ризме. Понятно, - некоторые из наших современников, мысля-щих категориями газетных штампов, не способны выражаться иначе, как только посредством стандартной полит-конъюнктурной лексики.
Можно не удивляться: наше время – время духовной пустоты и сытого равнодушия, - глаголемого либерализма, или, если угодно, – «толерантности», предрасполагает к любой принци-пиальной позиции прикрепить ярлык «черного пиара». И кто же возразит? Разве иррациональные аргументы поддаются оп-ровержению? Священномученика Аввакума, посредством по-добной казуистики, до сих пор обвиняют в расколе. По причине недвусмысленных высказываний, он также может быть обви-нён в «скрытой злобе, ненависти, ниспровергательстве и нагне-тании негатива»? Ведь подумать только: он посмел выступить против всего священноначалия, а заодно и самого патриарха - на что он посягнул! Выходит, Церковь раскололи не патриарх и священноначалие, а Протопоп своими посланиями и «само-чинной» проповедью - чем Вам не «черный пиар»? Ведь он «очернил» их всех, за что и был официально предан казни как «великий хулитель».
Можно подумать, что каста священников обладает особой при-вилегией истины и непогрешимости. Эдак, всю Церковь разде-лим на рабов и господ, и тогда уже горделивая присказка «Онучи попов не учат» обретёт силу закона.
Если бы о. Евгений рассуждал по существу, и избегал иррацио-нальных выпадов, то смог бы сосредоточтиться на смысле те-зисов Открытого письма и адекватно их осмыслить.
Притом, необходимо заметить, что Открытое письмо даже во-все и не подразумевает никакого ответа. Изначально оно воз-никло как декларативное высказывание христианской право-славной позиции значительной части членов нашей Церкви, которое адресовано вовсе не администрации Митрополии, но Освященному Собору непосредственно. Распространено же бы-ло оно с целью предварительного обсуждения и подписания пе-ред тем как будет подано в секретариат Собора.
В отношении же подписавшихся под Открытым письмом, не-обходимо учитывать, что почти все основные его инициаторы ранее Митрополиту уже либо писали, либо одинаково безус-пешно пытались с глазу на глаз взывать к архипастырскому сознанию. Поэтому, не обессудьте, что единственной возможно-стью достучаться до христианской совести была метод Откры-того письма, адресованного вовсе не внешнему миру, как ут-верждает о. Евгений, а предстоящему освященному собору. А до этого было достаточно или безответных писем, или писем с формальным на них ответом. Самому же о. Евгению не хватило и года, чтобы ответить на письмо Боровских инокинь. Пусть теперь попробуют Открытое письмо под сукно спрятать! Прав-да, в арсенале наших оппонентов по прежнему остаётся целый ряд закулисных средств: к примеру, можно назначить Собор в Казани, или, может быть, в Австралии, или же в иных отдалён-ных местах, - это уж как заблагорассудится нашим «серым кар-диналам». Можно также ввести строгий ценз на отбор делега-тов, допуская их не иначе как по индивидуальной сортировке «благонадёжного» священноначалия. Или, запретить самим истцам присутствовать на соборе. А можно - потратить драго-ценное время заседаний на торжественные богослужения и официальные акты, как это было на тысячелетие Крещения Руси; можно и отложить обсуждение Письма под конец собора, когда большинство присутствующих разъедется. Как видите, при нехватке существенных аргументов, традиционные спосо-бы пустить собор под откос, достаточно многочисленны.
И это далеко не полный перечень, - добавим, что сам о. Евгений разрабатывал проект, согласно которому предполагалось при-сылать на собор всего лишь по пять делегатов от каждой епар-хии. Причем делегатов рассчитывали избирать не от приходов, а от каждой епархии в целом. Видимо, даже современные наши соборы кому-то кажутся все еще слишком многочисленными и чересчур демократичными, как сетует кое-кто из священнона-чалия, по поводу присутствия слишком большого количества мирян. А теперь представьте, в какое партсобрание собираются превратить наши соборы. В таком случае, может быть ликви-дируете их совсем, заменив Архиерейскими, по примеру М.П. или беглопоповцев? Тогда и финансовая сторона выиграет: стол на сотню делегатов накрывать не придется; и спать кому-то будет спокойнее...
Далее, о. Евгений пишет о «неоднозначности фактов», упомя-нутых в Открытом письме. Почему же ему не обратить внима-ние на сам факт присутствия «фактов», которых не должно встречаться в Православной Церкви. Разве не был о. Евгений и сам когда-то одним из главных сторонников столь нашумевше-го «соболезнования в связи с кончиной Римского папы», кото-рое немало подвело покойного Владыку Андриана, от чьего имени был составлен названный документ? И если остальные, прямые или косвенные участники упомянутого «деяния», включая самого Владыку Андриана, смогли критически оце-нить свою роль в названном акте; то о. Евгений, впоследствии не позаботился предостеречь от подобного соблазна Владыку Корнилия, в результате чего, ровно через год, администрация Митрополии не просто соболезновала, а даже и не постеснялась представителя своего направить в католический собор «Непо-рочного Зачатия Девы Марии», на торжественную встречу по случаю годовщины упокоения все того же римского первоие-рерха, где «от лица нашей Церкви и у нее за спиной», была произнесена торжественная речь. Вот уж поистине отпозицио-нировали себя в современном мире!
Видите ли: при необходимости можно не стесняться и имена называть, и обойтись уже без «туманных намеков». Так что не судите меня строго за неконкретные речи - у нас не вымышле-ны ни имена, ни факты. Не возмущался же о. Евгений, когда Ромил Иванович Хрусталев в качестве официального предста-вителя нашей Митрополии, поздравлял магометан с праздни-ком Курбан Байрам, для чего был направлен с визитом в ме-четь. И что с того, что Митрополиту, как я, так и многие другие говорили о неправомерности вышеуказанных действий? Я лично услышал в ответ, что «Хрусталёв здесь не причем: если не его, то кого-нибудь другого - Иванова, Петрова или Сидоро-ва», митрополит все равно послал бы с означенной миссией.
Можно вспомнить и то, как недавно, собираясь на Русский Со-бор и на встречу с патриархом Алексием 2, Митрополит Кор-нилий «забыл» белый клобук, и что никто из его окружения, вероятно по ложной стеснительности, не подсказал Владыке об этом? А может быть, это о. И. Миролюбов, заранее позаботился предупредить руководство нашей Митрополии соответствую-щими инструкциями, дабы белый клобук нашего Митрополита не конкурировал с клобуком Алексия 2?
Итак, в описанных фактах о. Евгений, не смотря ни на что, не усматривает раскольнических действий, подрывающей устои нашей Церкви… Вместо этого, он указывает на меня, словно это я подущал администрацию Митрополии к подобным зате-ям. Если Вы, о. Евгений, в состоянии спокойно смотреть на по-добные факты, и притом называть их «неоднозначными», то мы, в свою очередь, мириться с публичным отвержением на-шим Митрополитом своего белого клобука - не намерены!
Кто же вашу политику после этого поддержит, кроме самых «малограмотных христиан», в апелляции к которым Вы, о. Ев-гений, меня упрекаете. Однако, думается, что они-то как раз и были во все времена опорой сановитых раскольников. Да, именно у малограмотной части христиан чинопочитание часто заслоняет живую веру. Потому-то мы и стараемся пробудить церковное самосознание - по сути дела это то, чем должен бы заниматься сам о. Евгений, и нас не порицать. Скорее, надо ра-доваться, что люди оживают после продолжительной спячки и встают на защиту своей Церкви, свидетельствуя о Православ-ной соборности!
Если же чинопочитание одержит верх над православным соз-нанием, то здесь и до беды недалеко... Тогда можно будет не удивляться, если иерархи перестанут обращать внимание на законы Церкви и уверятся в мнимой своей вседозволенности, по образцу римского папы, или патриарха Алексия 2. Тогда уже от них можно будет и раскола ожидать...
Весьма неожиданно было прочитать у о. Евгения следующий ляпсус: будучи ректором Духовного училища, он то ли перепу-тал, то ли забыл, то ли и вовсе не знал, что главой Христовой Церкви является отнюдь не Митрополит, как это утверждает о. Евгений, а Сам Господь наш Исус Христос. Поэтому слова о. Евгения о «главе церкви» весьма удивительны, как провоз-глашение некоего нового догмата. Как известно, из людей, один только Римский папа претендует на подобный титул. Если же священноначалие, находясь в здравом рассудке, пойдет против Христа и Его Церкви, то мы станем свидетелями ситуации, описанной в св. Евангелии, когда Господа распяли Свои же ар-хиереи и священники.
При этом, нелишне будет напомнить, что Открытое письмо от-нюдь не ставит под сомнение благонамеренности наших ответ-ственных лиц, как пишет о. Евгений. И я вовсе далек от того, чтобы приписывать кому-либо негативные мотивы. Ведь там указаны совсем другие причины уклонений наших «ответст-венных лиц»: неправославное сознание и политиканство. По-этому, было бы несправедливо обвинять меня в намерении приписать действиям критикуемых «ответственных лиц те мо-тивы, которые ими самими вовсе не сознаются и не разделяют-ся». Т. е., якобы я приписываю своим оппонентам негативную мотивацию. Патриарх Никон также, вероятно, не намеревался устроить раскол, а, по-видимому, всего лишь боролся с замкну-тостью средневекового сознания и маргинализацией.
Также, помнится, что даже и при заявленных благих намерени-ях, в свое время, архиереи и старцы умудрились надругаться над Самим нашим Господом Исусом Христом, преследуя пре-словутые политические и патриотические интересы: «Если ос-тавим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и ов-ладеют и местом нашим и народом» (Иоан.11:48).