Соц сети

31.01.2012

    Мы все в глубине души уверены, что в чём-то мы лучше других, что в чём-то мы превосходим: по духовным, профессиональным, физическим качествам… Пусть даже иногда отчёта себе не отдаём в этом, но я знаю – это так. Вот он уверен, что является лучшим сотрудником. Она вот считает себя писаной красавицей, и каждое утро говорит своему отражению в зеркале: «я самая обаятельная и привлекательная». Этот вот рассказывает всякую ерунду и уверен, что россказни его интересны окружающим. Та другая думает, что её не хватает там, откуда она ушла. Те двое находят себя разносторонними личностями, причём каждый считает себя разносторонней своего товарища. Я тоже уверен в огромном количестве подобных мелочей, из которых в итоге складывается общая уверенность человека в себе. Нам необходимо заниматься подобным самообманом, потому что так принято – человек должен быть успешным (или хотя бы выглядеть таковым). А уверенность в себе один из помощников на этом пути. Но мы забываем, что для придания себе уверенности иногда придаём нашему эго те достоинства, которыми на самом деле не обладаем. И очень расстраиваемся и переживаем, когда оказывается вдруг, что мы самые обыкновенные. Если с нашими претензиями на экстраординарные качества не считаются даже очень близкие и, казалось бы, знающие нас люди, которые, думаем мы, ну не могли не пропустить нашего гения, то обида готова захлестнуть нас с головой. При этом мы забываем, что изначально лопнувший мыльный пузырь самомнения раздували именно мы.

    Сегодня я ощутил горечь такой обиды. Я посмотрел в глаза своему отражению. Не затем, чтобы сказать себе об обаятельности и привлекательности, но по другой причине. Говорят глаза – зеркало души и, смотря в них, можно многое понять о человеке. По какой причине, тогда мы бежим и смотрим, что же там в душе у дяди Феди или у Тамары Степановны? Когда вы в последний раз смотрели на себя, и старались ответить объективно, честно, со стороны, какие вы на самом деле?

    Я заглянул себе в колодцы глаз и посмотрел на микроба своей личности в микроскоп неуверенности. Сразу оказалось, что вовсе я не самый лучший, умный, сильный, знаменитый. Но это другая ошибка, которую мы совершаем: ударяемся из одной крайности в другую. Так поступая можно навредить себе сильнее, чем нежно розово считать себя Наполеоном (уверенностью больше шансов задеть других, сомнениями – себя).

    А дать честный ответ всегда возможно. Тот, который не будет оправдывать слабостей, тот, что будет логически холоден. В зеркале на меня смотрел три дня небритый юноша лет девятнадцати с усталыми, немного грустными глазами. Взгляд он искусственно было утяжелил, но потом убрал эту ноту и сделался спокоен. Усталость себе поругал, потому как она предполагает отдых, а отдых предполагает лень. Грусть тоже поругал… А, впрочем, понял затем, взявшись за бритву, что ещё очень зелен, и что ничего в жизни не понимает и много не умеет. Столь многого, что стало немного страшно (составил план понемногу учиться чему-нибудь и, пускай даже, как-нибудь, а на количество пробелов решил закрыть глаза). При этом немного усмехнулся, что сам ещё ничего не умеет, а уже пытается учить чему-то других (но учить себе не запретил, так как учение ученика учит учителя). А надувную уверенность пообещал снять с себя, заменив её не слякотью сомнений, а спокойствием (но настоящая уверенность хоть в чём-то всегда необходима и нужно постараться стать её основой для кого-нибудь другого, поддержать её или хотя бы не разрушить). Впрочем, когда я закончил мучить кожу бритвой, юноша в зеркале посмотрел на меня задумчиво, и уже в очередной раз остановился на мнении, что я – идиот. И что думать нужно меньше. Однако, посоветовал мне записать размышления и выложить на всеобщее обозрение в дневник. Это было мною и сделано.