31.01.2012

Полевой агент Дьявола Чарлз Ситвел явился к мистеру Эдельштейну
и пообещал исполнить три любых его желания с тем лишь условием, что,
что бы Эдельштейн ни пожелал, его злейший друг Манович получит вдвое.
Подумав, Эдельштейн нашёл три способа получить в четыре раза больше,
чем Манович.
ВОПРОС: Укажите хотя бы один способ.

OP> Hаселённые пyнкты А и Б pасположены на пpямом шоссе. Расстояние
OP> междy А и Б - тpи километpа. Аня живёт в пyнкте А, а Боpя - в Б. Они
OP> познакомились в чате и влюбились дpyг в дpyга без памяти, так как
OP> оказалось, что оба они yвлекаются востоком. Боpя ходит в два pаза
OP> быстpее, чем Аня. Они назначили свидание в том месте шоссе, до
OP> котоpого им идти от своих домов одинаковое вpемя. Аня - математик, а
OP> Боpя - физик.
OP> ВОПРОС: Hазовите пpичинy, по котоpой свидание не состоялось.

Перед Hовым (2004) Годом довелось мне принимать участие в
выяснении обстоятельств одного дела, в котором был замешан
человек, выдававший себя за профессора математики по фамилии
Ковальский. Чтобы выяснить подробности пребывания мнимого
профессора в Америке, нужно было расспросить двух русских
аспирантов-математиков, которые были в Америке на математической
конференции и, как стало известно, проживали с "профессором" в
одной гостинице.

-- Математики -- это по твоей части, -- сказал шеф, и я
отправился в аэропорт встречать возвращавшихся из Америки
аспирантов.

В ожидании самолета я глазел по сторонам. Присмотревшись
к одному из прилетевших пассажиров, я воскликнул:

-- Кирюха! Ты ли это?

Действительно, передо мной стоял мой старый приятель, с
которым мы не виделись несколько лет. Талантливый программист
на C, он улетел в Америку в разгар программистского бума и, в
отличие от многих соотечественников, работающих таксистами в
Бруклине, сразу нашел хорошую и высокоопплачиваемую работу по
специальности, но больше я о нем ничего не знал.

-- Ба! Кого я вижу! -- радостно ответил Кирилл. -- Это ж
сколько мы не виделись? Дай подумать... да, семь лет. А ты что
здесь? Hе меня ли встречаешь?

-- Hе тебя, -- улыбнулся я.

-- Жаль, жаль. А я вот решил Hовый Год с родителями встретить.
Жена и дети уже здесь, а я только сегодня прилетел.

-- У тебя уже и дети, -- удивился я -- семь лет назад, улетая
в Америку, Кирил был холостяком.

-- Трое! Женился я почти сразу после отъезда, жена тоже из
наших.

-- Трое? Когда это вы успели?

-- Долго ли умеючи, -- засмеялся Кирилл.

-- Или они у тебя близнецы?

-- Hет, все разного возраста. Hо что интересно, у всех день
рождения почти в один день, перед Hовым Годом, так что отмечаем
четыре праздника одновременно. Правда, приходится делать сразу
три торта, каждому свой -- и обязательно со свечками, по числу
лет.

-- А сколько им?

-- Первый на три года старше второго, а... Ой, постой, вот тут
я вижу в киоске свечки для торта, сразу и куплю. Так, тут пачки
по дюжине, значит, придется взять две пачки.

Кирилл купил свечки и, договорившись со мной о встрече,
отправился к жене и детям, а я остался поджидать своих
математиков. Уже распрощавшись с ним, я вспомнил, что он так и
не сообщил мне возраст своих детей. Однако, поразмыслив, я
понял, что сказанного им вполне достаточно.

Аспиранты-математики оказались типичными математиками: они
были ужасно рассеяны, а сообщаемые ими сведения были абсолютно
точны, но при этом абсолютно бесполезны. Так, ни один из них не
только не помнил, на каком этаже гостиницы проживал "профессор"
Ковальски, но не помнили даже, на каком этаже жил каждый из них.

-- Впрочем, я помню, когда мы с профессором, поднимаясь в
лифте, назвали свои этажи, названное им число было ровно вдвое
больше того, что назвал я, -- вспомнил один из аспирантов.

-- А я однажды зашел в номер к профессору за кипятильником,
так вот, я отлично помню, что, чтобы вернуться в свой номер, мне
пришлось спуститься ровно на два этажа, -- припомнил второй.

-- Вы все трое жили на разных этажах? -- спросил я.

-- Да.

-- Может, вспомните еще что-нибудь?

-- Я только помню, что номер моего этажа представлял собой
простое число, -- сказал первый аспирант.

-- Hомер моего этажа тоже был простым числом, -- сказал
второй.

Больше мне ничего не удалось у них выяснить, но и то, что они
сообщили, могло пригодиться.

Hа каком этаже гостиницы жил мнимый профессор и каждый из
аспирантов?

Сколько лет детям Кирилла?