Соц сети

31.01.2012

 

 (255x319, 49Kb)

Родился 15 мая 1902 года в городе Санкт-Петербурге. Поляк. В детстве и юности продолжительное время жил в деревне Сокулка Гродненской губернии (ныне – город Сокулки, Польша). В 1916 году окончил 3 класса уездного училища. Работал чернорабочим на заводе.

Участник Октябрьской революции 1917 года, красногвардеец. В Красной Армии с 1918 года, боец продотряда в Вятской губернии. Участник гражданской войны: с 1919 года – командир роты и батальона, начальник штаба и командир стрелкового полка (Восточный фронт). В 1921 году участвовал в ликвидации бандформирований в Дагестане.

С 1921 года – завхоз 4-го воздухоплавательного отряда (город Петроград). Осенью 1923 года направлен на учёбу в Севастопольскую военную авиационную школу морских лётчиков, но опоздал к началу занятий. Временно работал завхозом Севастопольской военной школы морских лётчиков (ВШМЛ). С 1924 года – курсант Севастопольской ВШМЛ, окончил её в 1925 году. Служил в строевых частях ВВС Красной Армии. Затем – лётчик-инструктор Севастопольской ВШМЛ. С 1928 года военный лётчик Леваневский – в запасе.

В 1928-29 годах – лётчик-инструктор Николаевской лётной школы Осоавиахима. В 1929-33 годах – начальник Всеукраинской лётной школы Осоавиахима (город Полтава). С весны 1933 года – в Полярной авиации. Летом 1933 года перегнал летающую лодку "Дорнье-Валь" из Севастополя в Хабаровск. 13 июля 1933 года вылетел на Чукотку для оказания помощи потерпевшему аварию при выполнении кругосветного перелёта американскому лётчику Дж. Маттерну. 20 июля 1933 года доставил американца в город Ном (Аляска). Осенью 1933 года совершил ряд агитперелётов по Украине.

В феврале 1934 года через Европу вылетел с Г.А. Ушаковым и М.Т. Слепнёвым в США для закупки самолётов. На них они должны были участвовать в спасении челюскинцев. Были закуплены два самолёта "Консолидейтед Флейстер".

29 марта 1934 года на одном из них вылетел с Г.А. Ушаковым из Нома в Ванкарем. Из-за сильного обледенения совершил вынужденную посадку. Самолёт был разбит, и поэтому С.А. Леваневский не смог принять участие в полётах к лагерю челюскинцев.

За мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, Леваневскому Сигизмунду Александровичу 20 апреля 1934 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.

С 1934 года один из первых Героев Советского Союза учился в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. В начале 1935 года он прервал учёбу для подготовки трансарктического перелёта в США через Северный полюс, идею которого выдвинул на страницах газеты "Правда".

3 августа 1935 года на самолёте АНТ-25 (второй пилот – Г.Ф. Байдуков, штурман – В.И. Левченко) предпринял попытку перелёта Москва – Северный полюс – Сан-Франциско (США). Однако из-за технических неполадок полёт был прерван над Баренцевым морем, самолёт совершил посадку на аэродроме Кречевицы (в районе Новгорода).

12 августа 1937 года в 18.15 на четырёхмоторном самолёте ДБ-А (бортовой номер Н-209) (второй пилот – Н.Г. Кастанаев, штурман – В.И. Левченко, бортрадист – Н.Я. Галковский, бортмеханики – Г.Т. Побежимов и Н.Н. Годовиков) стартовал по маршруту Москва – Северный полюс – Фэрбенкс (США). Из Фэрбенкса самолёт, после дозаправки, должен был перелететь в Нью-Йорк. Полёт проходил в сложных метеоусловиях. 13 августа 1937 года в 13.40 самолёт прошёл Северный полюс. В 14.32 с борта самолёта поступила радиограмма с сообщением, что остановился крайний правый мотор. На этом связь оборвалась. Несмотря на поиски, продолжавшиеся около года, самолёт так и не был найден…

 

О роковом полете:

 

Полетный график стал нарушаться, как только Н-209 очутился над Баренцевым морем. Мощная облачность вынуждала Леваневского забираться все выше и выше. Две тысячи метров, три тысячи... и вот стрелка высотомера замирает на отметке "6 км".

 

Встречный ветер усилился и перешел в ураганный. Один за другим, как морские волны, набегают на самолет атмосферные фронты. Путевая скорость падает с каждым часом полета. Реже стали и радиограммы Галковского. Экипаж надел кислородные маски. Двигаться и говорить не хотелось...

 

Тринадцатого августа, через девятнадцать с половиной часов после старта, Н-209 прошел над Северным полюсом. "Высота 6100 метров. Температура минус 35 градусов. Стекла кабины покрыты изморозью. Ветер местами 100 километров в час. Сообщите погоду в США. Все в порядке", - передал Галковский.

 

Позади остались почти 4000 километров - тяжелое испытание не только для экипажа, но и для двигателей. Последние часы они работали на пределе, удерживая тяжелую машину на огромной высоте.

 

Начался отсчет километрам вдоль 148-го меридиана. Но не прошло и часа, как пришла девятнадцатая по счету радиограмма Галковского, переполошившая штаб перелета: "Отказал правый крайний мотор из-за неисправности маслосистемы. Идем на трех моторах. Очень тяжело. Идем в сплошной облачности. Высота 4600 метров..."

 

Несложные расчеты показали, что 4600 м - предельная высота полета на трех моторах при полетном весе в 25 т (к этому времени двигатели поглотили почти 10 тонн горючего). Такой полет еще возможен при хороших метеоусловиях. Пытаться же удержать на высоте тяжелый самолет в условиях обледенения (этот неумолимый процесс начался сразу же со входом в облака) невозможно и очень опасно. Таково было мнение всех полярных летчиков.

 

Штаб предложил Леваневскому немедленно снизиться до 2000 м. На такой высоте можно спокойно осмотреться и при необходимости выбрать место для вынужденной посадки.

Радиограмма была послана на борт Н-209, но Галковский не ответил. Все наземные радиостанции удвоили внимание. Но радиограмма №19, посланная в 14 ч 32 мин по московскому времени, оказалась последней.

Несколько часов спустя в Якутске и на мысе Шмидта приняли отрывочные неразборчивые сообщения. Но отдельные буквы не ложились в связный текст. Связь с Н-209 прервалась...

 

На следующий день газеты многих стран сообщили об исчезновении Леваневского.

 

Начались поиски. Все планы строились на том, что совершена вынужденная посадка. Где-то за полюсом, во льдах. Если за время аварии считать момент потери связи, район поисков определялся досточно точно - примерно 88 ° северной широты вдоль 148-го меридиана.

 

Тридцатого сентября в Охотском море пароход "Батум" принял загадочную радиограмму: "Широта 83 ° норд, долгота 179 ° вест. РЛ" (РЛ - позывные Леваневского). Возможно, то был последний призыв о помощи. Прошло уже полтора месяца со дня катастрофы. Аварийный запас продовольствия давно уже кончился...

 

В середине января 1938 года Вилкинс совершил длительный бросок в район полюса со стороны Аляски. В марте он повторил попытку. Все было тщетно... За девять месяцев советские и американские летчики обследовали большой сектор Арктики между 120-м и 150-м меридианами западной долготы. Но следов Н-209 обнаружить не удалось. Правда, эффективность полетов была ничтожной: мешала плохая погода.

 

Спустя девять лет в английской прессе появилось краткое сообщение, правда, официально не подтвержденное, что исландские рыбаки обнаружили у берегов Гренландии вмерзшие в лед доски от ящиков, на которых по-русски было выжжено: "Август. 1937"…

 

 

Новейший четырехмоторный самолет ДБ-А конструкции В.Ф.Болховитинова как нельзя лучше подходил для открытия транспортной межконтинентальной авиалинии. В марте 1936 года самолет прошел государственные испытания и сразу же установил несколько мировых рекордов грузоподъемности и скорости. При собственном весе всего в 15 тонн он мог поднять груз в полтора раза больше! "Если бы мы поставили на нем другие моторы, - заявил Леваневский, - можно было бы взять на борт 20 - 25 пассажиров и открыть пассажирскую линию СССР - США через полюс".

 

Во второй половине дня к самолету подвезли мешки с почтой и меха. И очень небольшой неприкосновенный запас. Шмидт отметил в записной книжке: "Леваневский выбросил пять мешков с продовольствием по шесть килограммов. Осталось тридцать мешков. Нарты, лыжи, шестиместная палатка. Взяли только четыре спальных мешка, хотя должны были шесть...".

 

180 кг продовольствия на шестерых - при вынужденной посадке этого могло хватить только на месяц-полтора. Но Леваневский, видимо, надеялся не на спасателей, а на себя - и решил взять лишнюю сотню литров горючего.

 

...Последний раз все шестеро сфотографировались перед самолетом. Леваневский нетерпеливо курил и посматривал на небо. Прощальные пожелания счастливого пути. Захлопывается входной люк. Н-209, натужно гудя моторами, бежит по бетонной дорожке. Сто метров, двести, пятьсот... Гул двигателей переходит в рев. Наконец колеса нехотя отрываются от полосы. 18 часов 15 мининут 12 августа 1937 года...

 

 (192x255, 12Kb)

леваневский2 (682x461, 50Kb)