Соц сети

31.01.2012

В колонках играет - Тальков
 (700x525, 71Kb)
Настроение сейчас - Сонное

Двойной модуль в замке "Чёрная Луна"([email protected]).
Персонажи:
- Лоллардина;
- Харуки Кайхаку.

Свист в ушах от встречного ветра оглушал. Но это не было помехой на пути к цели. Да, вот он, тот самый замок.
Ещё одна цель на пути испытаний. В гуще морозного воздуха хлопки крыльев виверны раздавались ещё громче, когда она яростно сопротивляясь ветру пыталась ухватиться за шпиль башни. Ещё немного усилий, и шпиль замка взят лапами.
Теперь виверна всего лишь сложила крылья чтобы ветер не мешал ей держаться. Голова на длинной шее обернулась, глядя на хозяина, что сидел у неё на спине.
Хозяин же потянулся, прицепил кошку с канатом к тому же шпилю и схватился за рюкзак.
- Хо! - короткая команда, приглушённая из-за ветра и толстого шерстяного шарфа на лице.
Виверна подалась вниз немного, и офицер соскользнул с её спины, держась за канат. Тут же чудовище вспорхнуло и направилось в сторону ближайшего леса. Самое время - шпиль уже начал крениться от веса виверны. В пронзительном свисте ветра на высоте и медленно падающих редких хлопьях снега офицер, висящий на канате под шпилем верхней башни остался один.
Кайхаку подёргал плечами, убеждаясь, что сумка всё ещё за плечами.
А после стал медленно спускаться вниз по канату, перебирая ногами. Сначала это было трудно - покрытие башни было скользким для тяжёлых сапог. Но после он оттолкнулся посильнее и повис под козырьком, нависающим над стеной. Спускаясь ниже по канату, офицер болтался на ветру... Неожиданно пролетевшая мимо большая сосулька даже не потревожила Кайхаку, хотя и представляла смертельную угрозу. Он спускался всё ниже, пока не увидел бойницу в стене, зияющую слепым глазом в башне. Из неё виднелся тусклый свет...
Злое начало мучилось в ожидании, когда же наконец его освободят. Когда наконец будет ещё шанс выйти из узилища собственной покорности...

Раскачавшись на канате Хару вытянул ногу, в последний момент носком сапога зацепившись за проём бойницы, и тут же подтянулся к ней. Канат был отпущен, а офицер оказался внутри. Наконец-то... Подёргал вновь плечами; сумка на спине. Потрогал руками поясницу; мечи в покое. Кинжал на месте, флейта в футляре... Готов. Перед ним теперь пролегала винтовая лестница с натыканными то тут, то там факелами. Достав из кармана маленькую лампадку он открыл крышечку и поднёс к факелу. Масло внутри загорелось, выделяя приятный но чуть слышный запах. Света стало достаточно. Офицер скользнул к стене и держась внешней стороны лестницы начал спускаться вниз.

Спящий хаос вдруг встрепенулся... "Он держит огонь? Да, так и есть!!! Мой выход..." - думала сущность, глядя в пространство миров, будто в волшебное стекло.

Офицер опасливо, медленно спускался до тех пор, пока не увидел проход. Быстро ступив туда он обнаружил коридор, покрытый тенью и унылостью. Лишь свет лампадки давал зрению разгуляться.
Запустение... Тысячи лет существования и всего немного времени варварского поведения младших.
Пульсируя, разливаясь, обращаясь во все мыслимые формы пространства, невидимо, заперто в эфирной ячейке, сущность стала бить по сознанию образами... "Найди зеркало... Выпусти меня... Любовь моя... зеркало..." Поставив лампадку на пол, Хару осмотрелся и быстро развернул свиток, спрятанный в рукаве. Глянув на пергамент он удовлетворённо кивнул и подошёл к ближайшей двери.

Ударом ноги он открыл брякнувшую дверь, которая скрипела на не смазанных петлях. Подхватив лампадку он вошёл в комнату, освещённую магическими свечами.
Он был уверен что эту дверь не открывали сотнями лет...
"Ты уже близко... любовь моя! Зеркало рядом! Выпусти меня!" сущность металась по клетке эфирной ячейки, ударяясь о границы её, реагируя на свет лампадки, будто судно в тумане на свет маяка.
Поставив лампадку на столешницу он повернул один подсвечник, стоящий на ней же. Стена над столешницей раздалась в стороны, обнажая для света лампадки зеркало в секретной нише. В зеркале он видел своё отражение, но какое-то мутное, в тёмных тонах. Да, тот самый предмет, коим была заточена сила... "Скажи это... Скажи..." Сущность металась так сильно, что внешняя сторона зеркала раздулась.
На зеркале проступили очертания лица...
Положив руку на зеркало, туда, откуда рвалась сущность, он закрыл глаза и прочитал мистиарию: "Ин номина игни, доминате те, Лоллардина."

Огонь лампадки вдруг вспыхнул быстро синим пламенем и, так же быстро, угас, чадя выгоревшим маслом. Земля вздрогнула еле чувствительно и зеркало порвалось, как обычный шёлк, натянутый в рамке. Из зеркала ударило жаром тысячи печей и спёртым воздухом.
И оттуда же, радуясь свободе, радуясь новой, обновлённой жизни рванулась сущность, облекая себя в плоть. Голова, охваченная пламенем просунулась в зияющую дыру зеркала, задевая длинными рогами края разрыва барьера...
- Я здесь... любовь моя... Я ждала тебя! - послышался голос ниоткуда, ибо суккуб не открывала рта. Она протянула руку новому домину...
Харуки был холоден. Медлителен и скуп на движения... Но всё менялось, преображалось. Он чувствовал жар, исходящий от неё. Ледяное сердце таяло, освобождая второе лицо. Холодное, расчётливое.
Он открыл глаза и принял её руку. И притянув к себе неожиданно для себя и неё поцеловал. Страстно, топя свой холод изнутри и снаружи, тая, оживая, становясь живым. Поцелуй был ударом. Она приняла его, прижимаясь, пытаясь вырваться... "Только не отпускай меня... держи... освободи..." Руку его она держала крепко, отчаянно, согревая, опаляя жаром. И всё так же пытаясь выбраться через сломанный барьер... Второй рукой ухватив за тело он стал вытягивать её из барьера, но всё так же не отрываясь от её губ. Поцелуй стал превращаться в злобную ласку, граничащую с бешенством... Он питался её теплом, она его страстью. Суккуб стала выбираться, медленно, но верно. Вот уже из бреши эфирной ячейки показался длинный остроконечный хвост. Лоллар держалась за офицера, прижимаясь, будто страстная любовница. Становилась сильнее от его сумасшествия, его ласки. Обхватив крепче он стремительным рывком будто выдернул её на свободу... Раздался пронзительный высокий свист, и зеркало, та шёлковая брешь, замкнулась за ней, оставив жар и спёртый воздух внутри.

А он всё так же страстно целовал её губы, гладя пламенное тело суккуба... Стена сошлась вновь на месте ниши, закрыв секретное окно.
- Да, любовь моя... чувствуешь меня? Чувствуешь? Да, там, в твоей крови, как огонь... Мы будем вместе... вечно... - голос, её низкий несдержанный голос, слышимый только им двоим раздался в пространстве. Она воспрянула, окрепла... Приосанилась от ласк его рук, обвила его шею хвостом.

Он насытился жаром... отпрянул от неё и открыл глаза, всматриваясь в её лицо.
И зашептал
- Ты звала меня, просила освободить. Я долго тебя искал, моя Лоллардина. Я нашёл тебя. Теперь ты будешь моя. Ты поможешь мне, и я разрешу тебе остаться со мной. Эти слова звучали как очередная мистиария, но это было не так. Кайхаку смотрел на неё исполненным любовью взглядом. Она была для него такая... жалобная, такая слабая...

Его желание было лишь покровительствовать ей.
- Я знаю что тебе нужно, мой Домин. Я дам тебе это... Но я не могу так идти по замку. Нас могут разоблачить. - с этими словами она стала преображаться, меняться. В два мгновения она стала прекрасной девой. Хвоста не было и в помине. Но она сидела перед офицером на столешнице... совсем нагая. Лоллар поспешила прикрыться руками, чтобы не отвлекать страстного химеру от его мыслей. Хару нарочито неспешно обернулся и открыл маленький гардероб, стоявший в той же комнате.
- Это то, что нужно сейчас именно тебе, Лоллардина," - сказал он и отошёл к окну. Распахнув ставни он впустил зимний холод. Вздрогнув, офицер извлёк из футляра флейту.
- Нет ничего страшного в том, чтобы быть голым, мой Домин... - с сарказмом заметила Лоллар, но тут же вскочила и стала копаться в гардеробе, шелестя тканью платьев, - Мои платья теперь уже не доставляют мне радости спустя сорок шесть лет после того, как меня заточили в моей же комнате.
- Ты же только что боялась раскрыться перед возможными преследователями? Или стражей? В любом случае мне не улыбается оборонять тебя от похотливых ублюдков... - выдал Кайхаку, натирая перчаткой флейту.
- Да, любовь моя... Я не заставлю тебя ревновать... - шелестя за его спиной платьем она медленно одевалась. Тёмно-нефритовое платье, всё в разводах и украшениях аккуратно облегало её красивое тело.
- Помоги мне завязать платье, мой Домин.
- С удовольствием, моя прелесть... - Уложив флейту в футляр офицер подошёл и стал выполнять просьбу. Резкие движения пальцев со шнурками затягивали платье на ней. Он наклонился и прислонил лицо к её шейке, щекоча новую кожу Лоллар дыханием. Томный выдох будоражил его воображение. Ну вот, боец снова завёлся. Как бы не пришлось снова раздеваться...

А Лоллар очень сильно хотелось покинуть это место.
Платье затягивало суккубу грудь, но ничуть не мешало дыханию. Она потянулась к гардеробу и надела красивую меховую шапку с вуалью, закрывающей шею сзади.
- Нет, не беспокойся, моя прелесть. Это прекрасное и тихое место... Но как жаль что у нас ещё есть дела, - Хару закончил последний узел на платье и отошёл от неё, сев на подоконник.
Для него суккуб была слишком красива. Он любовался ей, её скромным обличьем. Но как же ему снова хотелось увидеть тот пламенеющий силуэт... Лоллар оперлась на гардероб спиной и смотрела на него вызывающе. Скорее нет... Ожидающе. Она ждала приказа. Но про себя она замечала каждую деталь в нём.

Его глаза, лицо, волосы... Его бойцовскую стать, его скупой изгиб губ.
- Мне не хочется торопить тебя, страсть моя, но нам предстоят дела... Закончи облачение и веди меня, - Хару сидел на подоконнике спиной к холоду, вонзающемуся в бывший жар помещения. Его привычка Ляня и Жаня сказалась - спина всегда была прямой, что бы он ни делал, в какой бы позе ни был. Суккуб поспешно натянула сапожки. Не желая заставлять офицера ждать она накинула шубу на плечи. Из под подушки Лоллар извлекла сумку с гремящим внутри содержимым и повесила её на плечо. Кайхаку спрыгнул с подоконника, взял её за руку и, походя поцеловав в щёку, повёл её в коридор.
- Теперь покажи мне, где хранится рубин, моя прелесть.
- Сию минуту, моя любовь... - сказала Лоллар и тут же сама повела офицера к винтовой лестнице. Она изредка оборачивалась, стреляя в него глазами, исполненными преданной нежности. Офицер постарался отречься от мыслей о ней, но всё же его не покидала эта сладостная мысль... Суккуб, его личный, его любящая прелесть. И он уже начинал понимать, что попадает в силки.

Но он отдавался в них добровольно. Сам. Ни под чьим влиянием. Они пришли на первый этаж, в зал. И не останавливаясь, Лоллардина повела его дальше, сквозь перекрёстные взгляды может быть обращающих на них внимание людей. Люди по разным концам зала веселились и развлекались.
- А хотите я вам подарю колбу? - произнёс сухой голос из тёмного угла кому-то. Субъект зевнул, да швырнул розовую колбу в камин с огнем. И стал дожидаться, когда появится туман.
- Так где же он? К чему мне готовиться теперь? - следуя за ней задал вопрос Хару. Его шаги становились твёрже, дыхание чаще. Сам он стал живее. Вместо ответа Лоллар подвела его к двери винного погреба. Открыв её, суккуб быстро вошла внутрь, нащупала на стене выступающий кирпич и вдавила его в стену. Сверху открылся люк и упала деревянная шкатулка, покрытая гнилью и плесенью. Упав, шкатулка разбилась. Среди трухи на полу лежал отливающий красным в скупом освещении камень. Не выпуская руки суккуба офицер наклонился и подобрал рубин. Бережно держа камень в руке, он показал рубин Лоллар. Хару поцеловал камень и положил его в заплечную сумку. Через несколько секунд тут же по всему помещению, накрывая весь замок поднялся густой розовый туман. А после живые стали замечать странный эффект.
- Чем так приятно пахнет? Это ты, любовь моя... - томно прошептала Лоллар.
Она пошатнулась на месте, миг спустя стояла твёрдо... но руки её оплели плечи офицера. Её глаза горели, блуждали взглядом во тмьме, ища губы Кайхаку...

Офицер принюхался и тут же понял в чём дело. Увернувшись от её поцелуя он выхватил меч. Второй, свободной рукой Кайхаку подхватил своё сокровище, Лоллар, и понёс её к выходу, ускоряя шаг, оглядываясь по пути.
Суккуб томно стонала, пыталась сорваться с руки офицера, чтобы потом тут же на него жадно наброситься, но он, видимо, держал крепко.
Так она, охваченная сладострастной леностью розового тумана медленно, словно змея, извивалась в руках Кайхаку.
Вынеся на улицу трепыхающуюся прелесть, Харуки взмахнул мечом, который издал очень пронзительный звук. Мгновение спустя из-за леса послышался режущий уши визг. Виверна. Чудовище, расправив крылья, летело прямо ко входу в замок. Её было прекрасно видно всем, кто находился вне замка, и они, не зная о истинных намерениях чудища, были напуганы.
Оказавшись на морозном воздухе тело Лоллар сначала свело, а после она пришла в себя и вырвалась из рук офицера.
- Прости меня, мой Домин, я не хотела причинить тебе беспокойства... - пролепетала она, прикрываясь руками. Виверна приземлилась у входа, изогнув спину, глядя на хозяина преданным взглядом. Офицер быстро вспрыгнул на её спину и протянул руку Лоллар.
- Что ты делаешь?! Мы не можем мешкать! Прыгай сюда!
У суккуба перехватило дух. Лоллар с неохотой приняла его руку и вспрыгнула в седло, садясь перед офицером.
- Хо! - вскрикнул Харуки, поднимая руку и пряча меч в ножны за поясницей.
Уже в воздухе офицер обхватил руками своё сокровище, свою Лоллар. Бережно держа её за плечи он смотрел вперёд, в ночную пустоту, в пустоту морозного воздуха. Суккуб, всё ещё чувствуя себя виноватой закрыла глаза, обернулась, откинулась назад и стала искать губы офицера.
Он принял поцелуй благосклонно...