Соц сети

31.01.2012

В колонках играет - 7 раса - нечаянно
Разлепить веки стоило немалых усилий. В глаза тут же ударил слепящий белый свет. Но это не тот жизнерадостный, полный надежд свет, а равнодушное, пустое и безжизненное свечение.
Попытка встать не принесла результатов, только резкую боль в позвоночнике и вырвавшийся стон. Но с третьего раза подняться всё же удалось. Преодолев боль в затёкшей шее, я огляделся. Как и следовало ожидать, это извечная серая комната с квадратным окном. Хватаясь за истерзанные мною же голые бетонные стены, я встал. Ноги будто налиты свинцом… Сколько же я тут валялся? Я помню только короткое падение во тьме, потом глухой удар затылком… и отключка.
На дрожащих от напряжения ногах я подковылял к двери. Как странно, она легко открылась. Она же всегда была заперта!.. Что-то не так. Но нет времени думать. Заставляя свои ноги шевелиться, я начал спускаться вниз по лестнице. Шлёпанье босых ног по бестемпературному бетону, зеркальные осколки вбитого стекла на побитой временем плитке, пятна ослепляющего света скользили по спине и рукам и тут же обратно превращались в косые линии света, в танцпол для пылинок. Спускался я сюрреалистично долго. Единственное – это послужило хорошей тренировкой ногам и они более-менее ожили. Не сбавляя хода, плечом столкнулся с куском прогнившего дерева, преграждающий путь к свободе. В лицо ударил горячий воздух. Когда глаза привыкли к яркому освящению и можно было не жмуриться, я осмотрел место, куда попал. Хах, как я и ожидал. Безжизненные бетонные джунгли города, изрезанные геометрически правильными до тошноты реками раскалённого асфальта. Пустыня… Непроизвольно я вдруг нервно засмеялся. Срывающимся голосом, с проскакивающими истерическими нотками, я смеялся и понимал, что как только это безумное веселье пройдёт, меня захлестнёт цунами отчаянья. Почему ты запираешь меня раз за разом, день за днём? В чём моя провинность?
Не обращая внимания на духоту, я побрёл вниз по улице, на которой никогда никто не жил. Потревоженная пыль веков клубами вздымалась от ступней, палящее солнце висело прямо над головой и не думало проявить жалость. От него не спрятаться и не убежать, как и не выбраться из этой просторной камеры. Внезапно я осознал, что мой доселе скользящий без цели взгляд зацепил что-то, выбивающееся из общего фона. Нашарив эту деталь глазами вновь и, стараясь не терять из вида, приблизился на подкашивающихся ногах. Приблизился и обомлел – маленький зелёный росток! Зелёный листочек. Опустившись на тротуар, я осторожно коснулся кусочка единственной жизни здесь. Вдруг росток обратился в большую ярко-зелёную каплю и, подобно ртути, перетёк мне в ладонь. Поддавшись странному порыву, я поднёс ладонь с каплей к лицу и выпил её, как воду. Она была абсолютно безвкусной, но в момент проглатывания я ощутил небывалое блаженство, не поддающееся описанию. Думаю, это и называют райским удовольствием. Но после этого я был готов лечь прямо здесь, в пыли, на беспощадном солнце размером с Сатурн, и не двигаться – так мне стало хорошо. Так вот какая ты, запретная радость. Так ты решил скрасить моё пребывание здесь? Редкими каплями цвета. Да, щедрым тебя не назвать. Ха, ха-ха… Мир вдруг стал так безразличен… Сидя на тротуаре я глядел на пустое небо, медленно затягиваемое плотными тучами. На шубу мне опустилась снежинка и тут же обратилась в блестящую каплю, не выдержав напора раскалённого воздуха. За ней полетела ещё одна. И ещё… Кажется, снег пошёл… да, сегодня определённо странный день. Самый странный из всех проведённых мною здесь дней. И, похоже, он кончается…