Соц сети

31.01.2012

Как только закрылись глаза, я сразу же почувствовала тепло. Оно приятно обволакивало всё тело. Казалось, что оно исходит от самих глаз. Мне их сегодня неплохо ветром надуло, да и выхлопы автобуса причиняли некоторые неудобства. А закрытые веки так приятно их обволакивали, гладили, согревали. И стало так хорошо. Потихоньку наваливался сон.
Не глазами, не картинками, а, скорее, чувствами я видела, что он прибывает, как поезд. Обволакивает меня своими объятиями. Но поезд остановился на полпути. Остановился и провал в сон. Я застряла где-то не границе между сознанием и приятной темнотой. Уже не могла открыть глаза, проснуться, но и уснуть окончательно не могла. Вспоминался весь прошедший день. Воспоминания кружились водоворотом лиц и событий, иногда выхватывая отдельные, на первый взгляд ничего не значащие эпизоды, и показывая мне их в полном объёме. Статьёй безразличия мелькнул мой новоиспечённый шеф. Он улыбался, разговаривая с кем-то по телефону. Странно. Но я этого не помню. Приятным тёплым ударом меня швырнуло на сиденье автомобиля рядом с Ромкой. Его я не видела, а просто чувствовала крылом. Ледяным бисером осыпались на моё тело воспоминания о святой троице, что стояла рядом со мной на остановке. Один из них снова обратился ко мне.
*Ира*
Его голос обжёг меня холодом. И вместе с тем, приятным холодом, какой испытываешь, выливая из зажигалки на ладошку сжиженный газ. Голос проник в уши, спрятался каким-то липким комком в мозгу и струной ушёл туда, что обычно люди называют душой. От этого удара по всему телу пошли волны наслаждения, вызывая ожидание какого-то события. На какой-то миг мне даже показалось, что прозвучал этот звук в реальности, что кто-то прошептал мне это имя на ухо. Я попыталась открыть глаза, но так и не смогла.
Странное это было состояние. Птицами кружились по подсознанию мысли и слова, Распускались цветами огненные чувства, обжигая. Слова были совершенно непонятными и незнакомыми, было даже странно, что я могла их мысленно проговорить. Никогда я их до этого не слышала. Но как раз в этот момент они были наполнены для меня всепоглощающим смыслом. Любые, даже самые маленькие термины имели настолько обширное определение, что охватить их казалось невозможно. Взгляд уходил за горизонт и дальше.
Сами собой родились стихи, прорезая глаза колючим звёздным светом:
*Уходя, не забудь
Через море
Огнём
Солнце с Луною поссорились
Вечно
Через проливы сознанья
Чувство бежит
Как вода, утекая*
Странное дело, всем своим существом ощущала, что это записано на клочке бумажки в клеточку. И я их читала, старалась запомнить, понять. И в тот момент они были наполнены для меня смыслом. Но смысл начал ускользать сразу же, как только я прочитала первые несколько строчек. Осталось только чувство вины, потери. И счастья. А я читала, вчитывалась, пытаясь разобрать, что же там было написано. Строчки очень быстро смазывались, как будто их полили спиртом, который растворил чернила. И с растворением строчек исчезла память о них. Грустно было наблюдать это.
*Убивая,
Возьми мою руку*
Я слышала свой голос. Иногда казалось, что это я говорю сквозь сон. Я попыталась снова сосредоточиться, но так ничего этим и не добилась. Только чувство некоторого беспокойства упало камнем на грудь, заставляя сердце учащённо биться и беспокоиться.
*Ира, Ирочка! Ира!!!*
Кто-то кричал, кто-то звал. Какой-то мужской голос. Мне почему-то казалось, что этот зов обращён ко мне. Очень сильно хотелось ответить на этот зов. Я на минуту выплыла из сна, почувствовала себя лежащей на кровати. В это момент только и успела сказать:
*Что?*
Грубо сказала, нехотя. И снова провалилась в сон. Голос всё не унимался. Он бил меня грохотом камней, заставлял нервничать, откуда-то возникло жуткое раздражение, пройдясь по всему телу, и заставляя его мелко дрожать от нетерпимости и какой-то злобы.
Распахнулись веером чувства, стараясь охватить окружающее меня пространство. Я чувствовала, как проникаю всем своим существом сквозь стены, чувствовала каждый кирпичик в них, каждую песчинку. Откуда-то взялось понимание того, как всё это устроено. Поняла, что дом изначально пропитан злобой, и что у меня на кухне, за холодильником, под старыми обоями сохранился детский рисунок. Не мой. Чей-то другой, когда меня ещё на свете не было. Из рисунка до сих пор бил солнечный свет, лучи откровенного счастья.
*Я верил тебе!*
Так же неожиданно сменилась картина перед глазами. Пустым ведром грохнулось на пол чувство любви. Я видела, кто кричал мне. Это был тот самый парнишка с остановки. В руках он держал автомат. Он плакал. Вокруг только дым, крики, выстрели. А он повернулся ко мне и кричал:
*Я верил тебе! Верил!*
Начал от кого-то отстреливаться. На миг его закрыло от меня огнём, полыхнувшим с небес. А когда огонь пропал, я увидела, что он отвернулся от меня, прикрываясь за какой-то бетонной трубой. По кому-то стреляет. Мне казалось, что я знаю тех людей, хотя и в первый раз в жизни их вижу.
*Зачем? Я верил!*
Слова резали слух. Мне хотелось кричать, сменить этот образ, но я уже ничего не могла поделать. На нас мчалась волна мёртвой пыли. Почему-то я не боялась. Но знала, что это конец. Он погибнет. И мне стало так нестерпимо жаль его.
Пыль нас накрыла. В ней мелькали какие-то обезумевшие тени. Пытались проткнуть меня чем-то непонятным. Я боли не чувствовала. А она стоял мертвенно-бледный. Грудь его была пробита в районе сердца и оттуда текла кровь. Уже несильно. Совсем немного её оставалось.
Он стоял на коленях. Глядел на меня. Автомат валялся рядом с ним в пыли. А он глядел. Тускнеющим взглядом.
*Я верил тебе!*
Проговорил он в последний раз. Глаза его побелели, исчезли зрачки. На голове начали проступать черты черепа, со всего его тела лохмотьями слазила кожа. Мне было страшно. Кажется, что я даже кричала. Смогла найти в себе силы.
В этот момент всё исчезло. Во мне остался только ужас, от которого я никак не могла избавиться.
*Макс!*
Кажется, это был мой голос. Я кого-то позвала. Кого-то очень далёкого. Вот только нет у меня знакомых с таким именем. Голос превратился в моём сознании в чувственный радар. Он охватил весь город, и само чувство произнесённого имени разошлось волнами во все стороны. Я видела, как оно несётся по улицам, обтекая машины и мусорные баки, минует прохожих, пробивается сквозь дом. А в какой-то точке оно задержалось. Волна сразу же вся собралась в это место. Мой взгляд утянуло туда.
И я увидела его. Снова тот парень с остановки. Снова он спрашивал у меня сколько времени. Почему-то сейчас мне было понятно, что тот момент стал переломным в истории. Что из-за этого эпизода, в общем-то, ничего не значащего, произойдёт всё. Не то, чтобы как-то что-то изменится в моей жизни, а просто произойдёт всё. Именно всё. Если бы не было этого маленького эпизода, этого разговора, этой встречи, то остановилась бы вся жизнь. Во всём мире. Странное это было чувство, чувство осознания того, что от этого вот твоего действия зависит судьба всей вселенной.
*Ногами по Солнцу*
*В воде не утонешь,
Сгоришь*
*Берёза – пенёк, обтянутый корой с проплешинами, чёрные, до этого растущий деревом, под Солнцем, в лесу, что рядом, за кладбищем, везде. В лесу.*
*Ты знаешь?*
А потом я уснула окончательно. Просто навалилась темнота. Без мыслей, без звуков, без картинок. Полное спокойствие. Отрешённость ото всего мира. Иногда кажется, что в эти моменты просто путешествуешь по каким-то другим мирам. По совершенно другим, где ты абсолютно спокойна. И спокойствие это от того, что с тобой там ничего не может случиться. Ты даже снов про эти миры увидеть не можешь потому, что они настолько сильно отличаются от всего, тебе привычного, что органов чувство просто не хватает, чтобы осознать всё то, что там происходит. И даже если там какая-то опасность, или что-то страшное – ты всё равно спокойна, потому что не можешь этого понять.