Соц сети

31.01.2012

Ставка Иудейского командования, военный совет перед великой битвой с филистимлянами.
Верховный главнокомандующий кашлянул и оглядел собравшихся. Вроде бы все обсудили, но не мешало бы еще раз повторить боевую задачу, чтобы орлы-командиры ничего не перепутали:
-Ты идешь на левый фланг, ты - на правый, а Самсон у нас... Самсон! Хватит дрыхнуть, к тебе обращаются!
Клевавший носом в углу бородатый детина поднял голову.
-А ты, Самсон, прорываешься вот тут, по центру, понял?
-Угу, -кивнул отроду нечесанной головой здоровяк.
-Эх, Самсон! Ну ты погляди на себя! Ты вообще хоть раз в жизни причесывался? Да в твоей бородище все обеды за полгода застряли, а хитон поставь в углу - колом стоять будет. И рожу умой, наконец! Все, совет окончен, все свободны.
Самсон вышел из палатки и повел носом: от костров тянуло чем-то съедобным. Он решительно двинул на манящий запах и вдруг остановился, как вкопанный: этой палатки он раньше не замечал. Большая, просторная, а перед ней на шесте сияла яркая вывеска, и какая! На ней был изображен лев, самый царственный и благородный, какого можно себе представить, а его роскошная грива мягкими волнами спускалась на холку. Под ним вилась красивая надпись,и если б Самсон умел читать, то узнал бы, что гласит она: "Госпожа Далила, креативный стилист", но он просто шагнул в палатку, завороженный прекрасным зверем.
В шатре пахло благовониями, откуда ни возьмись, вынырнула шустрая дамочка, видом и повадками напоминающая моль, и затараторила:
- Ой, молодой господин, как вы правы, что пришли! Негоже такому славному молодому человеку из хорошей семьи ходить в таком диком виде, но мадам Далила вам все сделает в лучшем виде, садитесь!
Ошарашенный Самсон сел, и тут дамочка брызнула ему в лицо чем-то сладким и едким, дыхание перехватило, глаза заслезились, и шеи коснулось холодное лезвие...
Он уже почти проморгался, когда снова раздался дамочкин голос:
-Ну вот,все готово! И какой же вы теперь красавчик, молодой господин! Вот, полюбуйтесь!, - и в руке оказался отполированный бронзовый диск.
Самсон глянул и тут же, вскочил, сжав пудовые кулаки, но шустрая особа уже успела выскочить из шатра. И тогда он опрометью бросился в свою палатку.
Назавтра незадолго перед боем у Самсоновой палатки раздался крик:
-Самсон, хватит дрыхнуть, всю войну проспишь!
Из палатки донесся только невразумительный рев.
-Да вставай уже, лежебока!
Рев повторился, но в нем уже можно было разобрать пожелание куда-то идти.
Гонец откинул полог и вошел в палатку: Самсон сидел на полу, с головой закутавшись в плащ.
-Ты чего, Самсон? Перебрал вчера, что ль?, - посланник повел носом.
-Еще и баб приводил, всю палатку благовониями проблаговоняли. Вставай, драчкой хмель выгонять будешь! Ну, ты чего? Да стяни уже с головы эту тряпку!, - и потянул плащ с головы непутевого силача.
- Самсон?,- вояка некоторое время ошалело смотрел на боевого товарища, а потом повалился на пол, корчась от смеха.
-Ой, Не могу! Что у тебя на башке? Да ты ж еще и пегий, как кобыла хромого Симона! А борода-то, борода! Ой, держите меня!
И, минут через десять:
-Не, Самсон, ты уж нашим на глаза не показывайся, они ж все попадают, нас филистимляне голыми руками возьмут. А так, мож, и отобьемся.
Через недолгое время, после сокрушительного поражения иудеев, в ставке филистимлян:
-Агент Далила, от имени филистимлянского народа выражаю Вам благодарность. За решающий вклад в разгром превосходящих сил коварного противника Вы награждаетесь Серебряным семисвечником 3-й степени!

-Служу филистимлянскому народу! И вы таки еще будете мне колоть глаза этой бездарностью Юдифью?

А Самсон порвал пасть первому же встреченному в пустыне льву.